А теперь перейдем к наиболее важной и “жареной” теме – этногенезу т. н. “славян”, которые, как мы выясним, вовсе не славяне, или славяне условные, а в действительности склавины или склавы, в переводе – рабы. О происхождении и низкой культуре склавов мы узнаем чудовищную правду, которую поведают нам история и филология. Это объяснит, что же случилось со славянами-склавами Руси в прошлом и какие этноисторические процессы привели к тому, что они позволили господствовать над собой чужим народам, а в конечном итоге довели свою страну до полного краха и развала, наблюдаемого сегодня. Кому-то может показаться, что я намеренно собираю всякие гадости о русском народе, о славянах. Моя встречная претензия к историкам-славянофилам за сознательное сокрытие ими неудобных фактов ради сочинения красивых небылиц, за наглые искажения. Кто-то будет обвинять меня в “русофобии” и “жидовстве”, в стремлении поссорить русских, иные станут подозревать “заказной” характер моей книги с целью внести смуту в умы патриотов, клеймить “подпиндосником”, “агентом Госдепа”, “гейроповским троллем” или изрыгать что-то еще… Мне глубоко безразличны эти и другие обвинения, исходящие от разного рода российских кретинов, кремлеботов, шизофреников и психопатов, коих я много повстречал на своём веку. Я этого не боюсь. Пусть мой труд назовут “неакадемичным”, но зато он будет правдивым, ведь я, в конце концов, обязан дать точные оценки всем явлениям. Мной движет только историческая объективность, а также желание поделиться информацией, которую я собрал, с людьми здравомыслящими, не потерявшими еще рассудок в агонии развитого путинизма. Мною было изучено большое количество литературы и источников, я старался привлекать последние достижения исторической науки. Сквозь призму прошлого мы заглянем в настоящее и даже попытаемся спрогнозировать будущее, потому что история русского народа слишком предсказуема.

_______________

У каждого народа есть своя предыстория, скрытая в глубине веков. Кто-то от кого-то обязательно произошел. Не бывает народа без предков. Существует теория единой неразделённой праиндоевропейской общности, которая впоследствии распалась на роды, этносы и лингвогруппы, по каковой причине, по мере их “разбегания” друг от друга, возникло их культурное и языковое многообразие. С течением веков люди перестали узнавать друг друга и понимать, хотя, казалось, еще не так давно они жили бок о бок, имели общих родственников, вождей и богов. Это непонимание привело к враждебности, неприятию чужого (ксенофобии), начались войны, истребления, порабощения среди близкородственных народов. В этот процесс вмешался затем и инорасовый элемент, внёсший существенный корректив в историю и культуру племён индоевропейского корня. В этой мешанине, в суматохе бесконечных миграций и битв, на исторической арене появилась большая группа племён, которых первые источники называли “склавенами” или “склавами”, а сами они стали именовать себя позже “славянами”. Однако в случае со “славянами” мы можем видеть один из самых характерных примеров “иванов, не помнящих своего родства”. Это были самые настоящие люди “без роду и племени”. И такому их отношению к своему прошлому имеется рациональное объяснение.

Очень трудно определить, в каком направлении двигались миграционные потоки, начиная с неолита – с севера на юг или с юга на север? Или древние народы ходили по кругу туда-сюда? У меня складывается стойкое впечатление, что именно последний вариант соответствует истине в полной мере. Очевидно, вообще, очень часто племена, в силу разных обстоятельств (прежде всего климатических изменений), срывались со своих мест, а потом пытались вернуться обратно на свои старые родины. Поэтому ученые путаются, где же локализовать прародину индоевропейцев? Если индоарии пришли с крайнего Севера на Балканы и в Причерноморье, затем оказались в Средиземноморье и Средней Азии, достигли Анатолии, Ближнего Востока и Индии, вторглись в Египет и Северную Африку, то понятно, что их исход случился в очень раннюю эпоху (не позднее IV тыс. до н. э.). Затем, во II-I тыс. до н. э., они начали движение обратно на Север и снова оказались в Северной Европе и Причерноморье. Тогда это всё объясняет, в т. ч. загадку происхождения множества народов, широкий разброс схожих, иногда до полной идентичности, топонимики и племенных названий, оторванных друг от друга частей одних и тех же этносов.

От кого и когда именно появились славяне, об этом ведутся непрекращающиеся научные и кухонные споры, разрешение которых пока что не предвидится. Мне, конечно, возразят, что подобное клише можно приложить и к многим другим европейским этносам – например, к тем же скифам, кельтам или германцам, происхождение которых точно так же покрыто мраком неизвестности. Тем не менее ко времени появления славян те уже существовали, восходя к глубокой древности, а истока славян среди них не видно. Это и составляет главную проблему этногенеза славян. На этнической карте Евразии им не находится места среди древних племён, хотя многие претендуют на роль их предков с разной степенью достоверности. Но кого бы ни сватали в предки славян, они еще не могли быть славянами в полном смысле. Протославяне это еще не славяне. От данной научной аксиоматики почему-то очень часто отступают в поисках “славянских древностей”. Археология тоже даёт картину скорее внезапного появления славян, культуры которых не имеют твёрдого преемства в предшествующих. Народ, взявшийся буквально ниоткуда, как говорил патриарх Фотий о племени “Рос”, большую часть которого в его время составляли именно славяне.

Наиболее логично предположить, как и делает основная масса историков, что предками славян являлись племена, которые проживали в древности на территориях их последующего (исконного) расселения. Но археология в то же время демонстрирует, что славяне почти повсюду оказываются элементом пришлым, не местным. Так что данная теория порождает определённые трудности в идентификации “прародины славян”. Где же она была? Этого не знает никто. Уверенно можно только сказать, что она находилась где-то в европейской части России (южная часть Белоруссии и север Украины, Подолия, Волынь, Полесье, Припять, Киевщина, Десна), во всяком случае точно – на север от Карпат, но ни в коем разе не в районе самих Карпат, где славяне оказались лишь после ухода оттуда более древних элементов – фракийских, галльских и германских племён[1]. Однозначно ею не было и Подунавье, на чем настаивают “автохтонисты”. Это не Фракия, не Иллирия и уж точно не западная Балтика. Это не Польша и вообще вся Центральная Европа, где первые славяне начали появляться не ранее IV-V вв. н. э. в ходе волн переселений под натиском кочевников или в составе их орд.

Первые бесспорно исторические упоминания о славянах под названием склавы, склавены появляются только начиная с VI в. (Прокопий, Иордан, Псевдо-Кесарий). Понятно, что эти племена уже прошли долгий путь сложения на базе каких-то иных этносов и субэтносов, потому что в VI в. предстают перед нами в уже “готовом” виде, с культурным своеобразием и собственным языком, который отличался от германской, кельтской, балтской и других групп. Гипотетически можно предположить, что славянская лингвогруппа должна была существовать, по крайней мере в зачаточном состоянии, где-то на рубеже старой и новой эр[2]. Но это может быть и не самая нижней датировкой. Поэтому некоторые ученые, главным образом на основе реконструкций глоттогенеза славянских языков, относят появление протославян к V столетию до н. э. Вряд ли можно говорить о более ранней дате.

По моему мнению, всё же нет твёрдых археологических и исторических оснований простирать историю реальных славян глубже IV или V вв. н. э. Очевидно, во время готского нашествия и даже на момент вторжения гуннов славян под их известным племенным названием еще не существовало. Именно поэтому в перечне приводимых Иорданом народов, покорённых Германарихом в Причерноморье, Балтике и европейской части России, славяне отсутствуют. Иордан, впрочем, писал, что власти Германариха подчинились венеты, которых он считал родственниками склавенов и антов. Венеты оказали сопротивление готам. Но, как я уже отметил, склавены стали известны под этим именем только начиная с VI столетия. Равным образом и любые сообщения о гуннах исключают исторических славян из современной этим кочевникам геополитической ситуации, хотя славяноязычные предки тех, кого именовали склавенами, однозначно должны были уже входить в гуннскую орду (о чем говорят археологические и лингвистические данные). По мнению историка И. П. Коломийцева, перу которого принадлежит наиболее детальное и хорошо обоснованное исследование об этногенезе славян, основой для образования ранее не существовавших славянских народов стали бывшие гуннские рабы смешанного этнического происхождения[3].

Нужно учитывать – то, что мы подразумеваем под этносом, может сформироваться довольно быстро, в течение одного-двух веков, особенно когда складываются необходимые для этого политические и экологические условия, которые интенсифицируют этапы начального развития и формирования рассматриваемой лингвогруппы, что в случае со славянами можно сказать почти наверняка. Готская экспансия на Восток Европы могла не затронуть славян напрямую, поскольку они находились на еще, так сказать, “утробно-эмбриональном” этапе сложения, но совершенно точно готы и другие восточные германцы, а также кельты, балты, сарматы, аланы, гунны и авары дали толчок образованию славянских народов, вступив в культурно-историческое и языковое взаимодействие с их прямыми предками.

В связи с этим важно подчеркнуть, что славяне не имеют абсолютно никакой древности и внятного этногенеза. “Из всех индоевропейских этносов славяне позже всех возникли на исторической арене”, – утверждает антинорманнист А. Е. Виноградов[4]. Они сформировались на основе каких-то дезинтегрированных племенных осколков, выделившихся из своих материнских этномассивов, которые в результате вторжений воинственных племён и миграций распались, дав новые побеги. А. Пересвет называет культуру славян “мультисоставной” и сравнивает с “узором, почти мгновенно по историческим меркам образованным из прилипших друг ко другу стекляшек этносов”[5]. Лучше всего ситуацию славянского этногенеза характеризует сказка “Волшебник Изумрудного города”, когда Страшила спрашивает: “Солома, которой я набит, выросла на поле, кафтан сделал портной, сапоги сшил сапожник. Где же мой дом? На поле, у портного или у сапожника?”

Именно по этим причинам невыясненности своего происхождения славяне ничего не знали о своём прошлом, которого попросту не было. Или, если оно и было, то настолько ужасным, что никому не хотелось об этом рассказывать своим детям. Да и институтов, которые могли бы сохранить родовую память славянских народов, не существовало на раннем этапе славянского этногенеза. По указанной причине они были просто не нужны, ибо поведать потомкам было не о чем, разве что о постоянных нищете, упадке и рабстве. И. П. Коломийцев связывает отсутствие у славян единого эпоса и легенд о периоде великих миграций с уничтожением гуннами зачатков их племенного интеллекта, когда из памяти предков славян по причине столетнего рабства были начисто стёрты воспоминания об их прошлом, в котором не было ничего героического[6].

Кем являлись предки славян, какие народы претендуют на эту роль, поведает нижеследующий материал.


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Нидерле Л. Славянские древности. М. 2013, стр. 23, 29, 172, 220.

[2] Историки указывают на два этнонима, встречающиеся в “Географии” Птолемея (II в.) – ставаны, Σταυανοί (III.21) и суовены, Σουοβηνοί (VI.14.9), названия которых считаются искажением от “славяне”. Но суовены это скорее всего колхидские сваны (или иначе санны) (см. у Плиния VI. 14,30). Так что дискуссионным остаётся только вопрос со ставанами. О. Трубачев считает, что этноним stavanoi происходит от санкср. stávāna – ‘хвалимый’ (ср. осет. stavun – ‘хвалить’), калькой-переводом c которого стало слово славяне. Практически то же название Σταυηνοί, Σταβαίι, Ασταβαενοί Птолемей прилагает к Ариане, Персиде и Гиркании. Поэтому К. Цейсс пришел к выводу, что ставаны были аланским или сарматским племенем. – См.: Рассадин С. Первые славяне. Славяногенез. Минск. 2008, стр. 155. А. С. Фаминцын видит в славянах такую же кальку-перевод и от названия италийского племени сабинов. На основании разъяснения Феста этот этноним произошел от почитания и славления богов (Sabinia cultura deorum dicti, id est, ἀπὸ του σέβεσϑαι, от σέβομαι – ‘уважаю, почитаю’). Фаминцын приводит множество “сближений” между сабинами и славянскими племенами в топонимике, племенных названиях, эпосе, религии, некоторых культурно-бытовых особенностях. Но выглядят эти сопоставления не очень убедительно. Сам же Фаминцын не отрицает, что они “пока могут показаться случайными”. К тому же не объясняется, как эти сабины, если они одно и то же с суовенами, могли попасть в “Скифию”, где суовенов размещал Птолемей. – См.: Фаминцын А. Божества древних славян. М. 2012, стр. 79-85. Непонятно, куда же “провалились” все эти ставане/суобены/славяне на четыре столетия и почему ни один источник до XIV в. не называл их своим исконным самоназванием “славяне”? Также совершенно неясно, как соотносятся между собой Птолемеевы суовены и ставаны. Обычно в качестве претендентов на “славянскость” они рассматриваются историками в отрыве друг от друга (да и у самого Птолемея это, очевидно, разные народы). Посему такое “вымучивание” славян из ставан и суовенов абсолютно бесперспективно.

[3] См.: Коломийцев И. Тайна происхождения славян. Т. II. Колыбель невидимки. Ч. 4. Гл. 41.

[4] Виноградов А. От индоевропейцев к славянам. М. 2016, стр. 143.

[5] Пересвет А. Русские – не славяне? М. 2009, стр. 420.

[6] См.: Коломийцев И. Тайна происхождения славян. Т. II. Колыбель невидимки. Ч. 4. Гл. 41.