Какое значение содержал этноним рос/рус и каково его происхождение? Данный термин (в разных вариациях) появился, по моему мнению, в очень глубокой древности, засвидетельствован в источниках (именах, эпитетах, топонимике, титулатуре) и, по-видимому, первоначально являлся индоевропейским соционимом. Он служил обозначением воинской касты, соответствуя понятию арии и в то же время белому (или вообще светлому, яркому) цвету – цвету белой расы. Сравним санскритские arjuna – ‘светлый, белый’ и ruśant, ruca – ‘ясный, светлый’; rocana – ‘светлый, сияющий’, aruṣá – ‘огненный, день, утренняя заря, красный’, ṛṣu – ‘огонь, пыл’; а также слав. яркий; аланск. roxs – ‘светлый’; др.-иранск. ors, uors – ‘белый’; шумер. ár, ára – ‘яркий, светлый, ясный’; греч. ἀργός – ‘белый, сверкающий’ (от него происходят имена нескольких персонажей греческой мифологии, городов и местностей).

В дальнейшем этот соционим мог перейти в разряд этносоционимов и этнонимов, будучи усвоен в разных местах кельтами и германцами в Европе и Скандинавии. Данный вывод подтверждает название Рюстрингена, происходящее от герм. rüst ‘оружие’ и ringen ‘бой, сражение’, что значит ‘вооружившиеся к бою’ (ср. герм. reiß, райсс – ‘поход, битва’). В др.-исл. есть близкое по форме слово orrosta и его производные в разных склонениях: orustu, urustu – ‘битва, сражение’[1] (ср. исл. rósta – ‘бой, драка’, róstusamur – ‘воинственный’, orustuskip – ‘боевое судно’). Таким образом, лексема рос/рус является в полисемантическом ряде очевидным синонимом ārya в значении светловолосых (“русых”) воинов. Так или иначе она связана с воинской профессией, смертью, агрессивным поведением, и я на многих примерах берусь утверждать, что возможными исходными формами данной лексемы были *jarus и *marja.

Одним из архаичных вариантов термина арья, арий была форма с протезой “м” перед начальным гласным – mar/mer, mary, мáрии с достаточно ограниченным семантическим полем значений, связанным с войной, мужеством, храбростью, геройством (воинской славой), функцией военачальника или смертью, т. е. с теми же понятиями и функциями, которые характеризует лексема рос/рус. На Бл. Востоке во II тыс. до н. э. воинское сословие индоевропейцев, возничих колесниц, называлось марианну или мáриями, от санскр. marya – ‘муж, юноша’ (ср. вар. евр. naʻărê – ‘молодые воины, отроки’ и санскр. nar – ‘муж, человек’). Те же значения дают слова с основой rus и её аналогами: санскр. puruṣa – ‘мужчина, герой’; ruṣ, ruṣā – ‘ярость, гнев, убивать, ранить’; ratha – ‘воин-колесничий, колесница’ (откуда слав. рать, ра́тникъ); rathestā – ‘стоящий на колеснице’ (эпитет Индры), др.-инд. ŕ̥tiṣ, r̥tíṣ  – ‘нападение’; авест. rasman ‘боевой отряд’ – прямо-таки точная копия сканд. roþsman, авест. ǝrǝtiš – ‘энергия’; др.-перс. rathaēšta – ‘колесничий воин’; санкср. śūra (с метатезой) – ‘герой, воин’, отсюда Sūrya – божество Солнца и света, атрибут которого колесница, а её возничий – Aruṇa, божество рассвета, ‘рассвет’; ásura – светлое божество. Тут же и связь с водой, стихией несущей смерть – “мор”: название р. Волги у ведийских ариев – Rasa, Raha, Rha, Ra, которую античный географ Агафемер (III в.) называл Rhos, а Геродот –  Ὄαρος, что вновь обнаруживает ярко выраженные лингвистические параллели во взаимозаменяемых лексемах ārya (без протезы “м”) и ros/rus.

Следующие сопоставления помогут окончательно убедить в сделанных выводах. Маруты – древнеарийские божества войны и ветра (санскр. marut‘ветер’, в смысле смертоносной бури; ср. греч. ἀέρος – ‘воздух’), сопровождающие Индру. Марту (аккад. амореи) – воинственный северный народ шумерских табличек; шумер. lumartu – ‘люди смерти, люди потопа’; от праиндоевроп. *mer- – ‘умирать’, то же знач. в санскр. māra, mārī, māray, marati, mā́ruka и в др.-иранск. miryeite; лат. mors, mortis и греч. μόρος – ‘смерть’ (ср. martyr – ‘мученик’), выявляющие, опять-таки, связь с войной, гибелью на войне, а также с водой (ср. с санскр. vār, индоевр. *ṷor, *ṷer, *ṷr – ‘вода’, в основе которых тот же корень ar; ср. хет. aruna – ‘море’), от чего производится слово море (кельт. môr, muir, mooir), этимология которого связана, как мы помним, с понятием ‘смерти’ (ср. с бретон. marv, валл. marw). И, конечно, как тут не вспомнить мифологическую гору Меру арийских Вед, обитель богов, на вершине которой расположена Индралока! В этом же ряду слова мрак – полярная ночь (зима) на Полюсе, когда происходит “умирание” природы, и мороз. Идём дальше. Мара, Морена – славянская богиня воды и смерти, с которой связана весенняя обрядность. Маратташ – эпитет касситского (индоарийского) бога войны Гхидара. Марс (он же Арес) – бог войны греко-римской мифологии. Здесь наиболее яркий пример преобразования и взаимозаменяемости mar⟷ar. Еще одна пара с неустойчивым “м” – римский Меркурий и его греческий аналог Гермес (Ерма). На арамейском mar – ‘господин’ (положено в основу ж. имён Мария, Марта – ‘госпожа = арийка’[2]). К этому ряду относятся греч. μαργότης – ‘неистовство, бешенство, ярость, похоть’ и ὀργή – ‘гнев, раздражение, злоба’. Наконец, англ. mare – кобыла (или лошадь вообще), от др.-англ. miere, др.-в.-нем. meriha, marah; др.-исл. merr; ирл. marc. И в то же время др.-русск. орь – ‘жеребец’ (ср. греч. ἅρματος – ‛боевая колесница’), и мерин – ‘кастрированный жеребец’. Опять-таки, конь – важнейший атрибут и символ войны. Как видно, эти слова – с похожими значениями, с одним и тем же корнем, но в одном случае с протезой “м”, а в другом без.

Примеры другого рода покажут соответствия между яр и рус, которые являются лингвистическими коррелятами. В Палестине аморейский народ jebusi (библ. иевусеи) – искажение на хеттской языковой почве от первонач. yarusi (откуда Йерусалим [=Йарусалим], ассир. Уруша-лимму), они же, возможно, γερασηνόι герасены (“страна Герасинская” у моря Галилейского – Мк 5:1[3]). В Библии несколько раз упоминается какой-то северный народ Рош (rōʼš), на евр. яз. значит ‘глава, вождь’. Ярус (фрак. *iarus) – древнее фракийское божество, изображаемое в виде воина-всадника, поражающего змею. На греч. он часто назывался “героем” (hērōs). Русилы – класс дев-воительниц у древних норвежцев (Саксон Грамматик. Деяния данов. 4.10.1, 7.10.8, 8.7.5). Гот. hairus – длинный меч-сакс. Из того же готского: 𐍀𐍂𐌿𐍃 (prus) – ‘конь, мерин’ (ср. хетт. paros). На др.-герм. hrossa – ‘лошадь’ (др.-англ. hros, нем. r). Греч. ἱερός ‘священный’ – возможно, в смысле посвящения богам, достижения транса через оргиастический (ὄργια) ритуал убийства, расчленения жертвы в безумном неистовстве (γέρας – ‘жертва’, ср. др.-инд. hṛs – ‘приносить в жертву’), соотв. понятийно и фонетически ‘ярости’ (ср. лат. īrа ‘гнев’, санскр. irasyáti ‘гневается’). Ярила – оргиастическое божество-персонификация плодородия и весны у славян; Ярри – бог войны у хеттов. С летом, Солнцем, весной, жаром связано слав. яра, яръ (ср. гот. jēr, англ. year, авест. уārǝ, санскр. varṣa – ‘год’, у семитов yārēªh ‘месяц, лунный год’). Русалии – древнеславянский праздник в память об умерших; русалки – души умерших предков, живущие в воде, утопленницы, м. б. утопленные в качестве жертвы для повышения плодородия, о чем свидетельствует весенний славянский обряд утопления чучела Марены (и снова связь с водой и смертью, ср. с лит. jū́rės ‘море’ и эст. järv, фин. järw  ‘озеро’; кельт. rus, ros – ‘озеро’, откуда и наши русло, ручей, а также, вероятно, речка, река; к водной стихии имеет отношение и балто-слав. роса, от др.-инд. rasā́ ‘влажность, сырость’, ráуаs ‘течение’). Финноязычное заимствование ruotsi (‘гребцы’) следует присоединить сюда же, т. к. ruotsi и сканд. rōþs, rōþsmenn имеют отношение к классу воинов, морских и речных грабителей. Норв. rossman – ‘рыбак’.

От того же лексического “ядра” *iar/*rus происходят слова rājā (раджа), rex, rich, rix, rig, rí, regnum, reich, а также šar, šarru, xsar, ksara, khsatra, cæsar, καῖσαρ, kaiser, царь, – т. е. все, кто связаны с царской, имперской властью и воинской кастой (‘кшатрии’). А поскольку цвет касты кшатриев красный, то отсюда же образованы и слова, обозначающие красный цвет, цвет крови, войны: санскр. raktá (ср. rudhira – ‘кровь, красный’), греч. ἐρυθρός, тохарск. rtär, авест. raoðita, готск. rauþs, др.-норв. rjóðr, герм. rōt, англ. rēad, ирл. ruad, валлийск. rhudd, гэльск. roudos, карел. ruskei – ‘красный’, rusko – ‘заря, румянец’, ruskottaa – ‘краснеть’, слав. рудый, рыжый, русый и собственно красный, красивый. От той же корневой праосновы ц.-слав. крѣсъ ‘огонь’. Ведийское божество Рудра – ‘яростный, ревущий, красный’. Историки и лингвисты нередко возводят этноним русь к значению ‘красный’, что, как видим, имеет свои основания в индоевропейском словаре. Но это не цвет волос, а цвет воинской касты кшатриев.

Из исходного понятия, связанного c войной и её атрибутами, выводятся также названия медведя – тотемного животного воинского сословия (англ. bear, герм. bӓr, сканд. björn; ср. иранск. arsa, лат. ursus, индоевр. ksos, санскр. ṛkṣa, др.-ирл. art, бретон. arz, греч. ἄρκτος; др.-сканд. berserkr – ‘воин-медведь’, букв. ‘медвежья шкура’).

В протосканд. *-harjaR – ‘воин’ (без придыхания и r на конце произносится просто арья); др.-герм. herr – ‘господин, властитель’, гот. harjis – ‘войско’; окончание arr (от *-harjaR) входит в состав множества германских и скандинавских имён; ту же этимологию имеет и англ. слово war, ‘война’ (ср. протосканд. *‑warjaR, ‘защитник’, др.-в.-нем. werra – ‘смута, беспорядок’). Прозвище Одина – Herjan ‘вождь’ (а само имя Одина произв. от *Wōdanaz, букв. ‘предводитель яростного воинства’), ср. einherjar – погибшие воины в Вальхалле. Др.-сканд. jarl, ярл, англ. earl, eorl – ‘вождь, военачальник, воин, герой’. Интересен его греч. эквивалент ἔρως (с тем же значением); ср. с греч. αἱρέω – ‘убивать, побеждать, захватывать’; ἄρχων – ‘начальник, вождь’ и ἀρχή – ‘господство, власть’; ἀριστεία – ‘доблесть, подвиги’, ἀριστεύς – ‘знатный, лучший, славный’ (ср. санкср. śrī – ‘славный, знаменитый, известный’ и vara – ‘лучший’), от чего аристократия – ‘власть лучших, ариев’ (ср. др.-ирл. aire – ‘знатный’, др.-сев. arjōstēr – ‘знатнейшие’). Др.-герм. нer(r) легло в основу следующих германских этнонимов: германцы (herr + mann, лат. hermani – ‘люди-арии, люди-властители, господствующий класс’), гермионы (лат. hermiones), герулы (лат. heruli, erilar, от рун. erilaz), гермундуры (лат. hermunduri), херуски (лат. herusci, cheruschi) и множества германских личных имён. Имя одного из верховных богов германцев Irmin было саксонской передачей герм. (h)ermen, т. е. всё то же сочетание arman; оно отражено в имени знаменитого готского короля Германариха (Эрменрика). Таким образом, германцы, германы, herrmann, harjarmann – ‘раса господ, вождей, народ воинов’, они же арии/мáрии > герои-ярые > ярусы > русы/росы. Такой мне видится последовательность перехода по цепочке взаимосвязанных и взаимозаменяемых понятий.

Если принять ar-/-jarза исходную морфему выше перечисленных лексем, то можно наглядно проследить, как из неё появляются новые слова путём разнообразных лексико-фонологических трансформаций – в частности, посредством изменения фонем или добавления префиксов и постфиксов, которые подставляются для того, чтобы образовать другие значения на основе одного и того же лексического ядра: war (‘война’), nar (‘воин’), mar (‘смерть, море’), var (‘вода’), bar/bjar, ars (‘медведь’), jarl (‘вождь’), jarn (‘железо’), arh (‘глава, начальник’), (x)sar (‘царь, император’) и т. д. Примеры подобного метагенеза с использованием разнообразных флексий в славянском языке: роса – русло – ручей – река. Такая вот занимательная лингвистика. Один корень, не исчезающий при чередовании звуков и даже иногда при перестановке слогов, порождает множество взаимосвязанных значений. Иначе говоря, чтобы образовать от исходной морфемы новую лексему в том же семантическом поле, нашим предкам достаточно было эту морфему “пофиксить”. Как говорил культуролог В. Н. Дёмин, “разветвлённость смыслов – лучшее доказательство древности исходного слова”[4]. Согласно похожим принципам и законам словообразования, включая метатезы, ассимиляции, диссимиляции и проч., получились и наши русы, семантика имени которых соответствует понятию арии, в широком смысле – классу воинов, кшатриев, а в узком значении – скандинавских речных пиратов гребного судна.


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] См.: Мельникова Е. Скандинавские рунические надписи. М. 1977, стр. 202.

[2] Интересно, что даже еврейская форма Мариам или Мирьямь является композитом из двух слов, одно из которых есть перевод другого, т. к. в евр. ямь значит “море”.

[3] В более поздних рукописях исправлено на “гадаринская”. Но в Мф 8:28 “гергесинская” (от этнонима гергеши).

[4] Дёмин В. Н. Гиперборейские тайны Руси. М. 2007, стр. 16.